23:52 

"Добро пожаловать на борт"

Lurelin
Follow me if you want to come. ©
Так, а пока я усердно ковыряю огромный пак со скетчами, предлагаю вам почитать два очень милых фика по "Рулетке", подаренных чудесной meow-fix! Про "Дар волхва" уже многие знают (кто еще не знал - это замечательный шанс ознакомиться), а вот "Униформу" мне презентовали совсем недавно, и я еще не успел прожечь каждую его буковку своей пламенной любовью :D В общем, делюсь прекрасным.

Название: Дар волхва
Автор: meow-fix
Размер: мини (3800 слов)
Фандом: "Русская рулетка"
Пейринг/Персонажи: Арчи (человек) и Трэн (нирш'ари), Трэн/Арчи
Иллюстрации: Раз, Два
Категория: слэш
Жанр: юмор, финансовая драма
Рейтинг: R (за лексику)
Примечание: расовая особенность Трэна - имитировать любые голоса
Статус: закончено
Краткое содержание: Трэн не умеет готовить, но умеет решать проблемы и быть верным. У Арчи свои недостатки, но он умеет быть благодарным.

***

«... переходи на "Гипер-плюс"! Операционная система без недостатков! Мы не делаем баги, детка! Мы делаем программы!»

Жизнерадостный голос рекламщика лучился позитивом и человеколюбием:

«"Гипер-плюс" – лучшее, что есть на рынке! Только в этом месяце и только у нас. Всего за двести девяносто девять тысяч юнитов! Спрашивайте "Гипер-плюс" от компании "Некста"! Теперь и в вашем секторе».

Билли флегматично курил, смотрел на голограмму и молчал.

Арчи мысленно пересчитывал юниты на стандартные деньги и думал о том же, о чем и все, кроме Трэна: что жизнь – дерьмо.

Трэн сидел справа от Арчи, чистил детали бластера и тихо намурлыкивал себе под нос «Ветер меж звезд» голосом Йорке Оно. Получалось точь-в-точь похоже.

В общем-то, Арчи ничего не имел против Йорке Оно – мужик умел петь так, что мурашки бежали вдоль позвоночника, – но Трэна все равно в тот момент хотелось прибить.

– Мы в жопе, – сказал, наконец, Билли и выключил рекламу. Последним кадром над столом завис логотип компании «Некста» – схематичная голова акуларка. Акуларк на логотипе скалил клыки и нихрена не походил на символ мирной корпорации.

– В общем, неудачники, у нас проблемы, – озвучил всеобщее мнение Арчи, хотя с удовольствием поручил бы это кому-нибудь другому, – «Некста» подмяла под себя пять ближайших секторов, и теперь ее сраная «гипер-плюс» стоит во всех космопортах на таможенных терминалах. Наша система с ними не совместима. Нас не пустят на планету.

Сквозь иллюминатор напротив была видна сине-сиреневая поверхность Лессии-11. Со стороны планета казалась пустыней, но Арчи по опыту знал, что на каждую безжизненную пустыню приходится как минимум по пять бюрократов и с десяток мудаков.

Особенно если в этой пустыне есть космопорт.

Космопорт на Лессии был, и в этот космопорт Арчи как капитан «H.O.U.P.» договорился привезти двести ящиков ворков. Ворки воняли на весь корабль тухлятиной, и срок годности у них подходил к концу, но Арчи все равно согласился – это были легкие деньги, абсолютно легальные и – что важно – немалые.

«Мне это не нравится, Арчи, – сказал ему тогда Трэн. – У меня дурное предчувствие».

Трэн был занудой, и у него всегда были дурные предчувствия, если Арчи находил отличный способ заработать.

Как правило, его предчувствия оправдывались, но в этот раз Арчи честно не ждал подлянки.

Это был простой рейс, абсолютно безопасный и скучный.

Шесть часов в гиперпространстве и еще два дня полета до планеты.

Арчи валялся в каюте, читал новый каталог бортового вооружения – денег на такие игрушки, конечно, не было, но – эй! – парень имеет право помечтать, – прикидывал, на что потратит оплату за ворков, и смотрел сериал про военных пилотов.

От Трэна он почти все время держался в стороне – тот сначала дулся, потом возился со своими байками в техническом отсеке, а после варил какую-то воняющую ацетоном бурду, которую называл «суп». Арчи мельком заметил, что в «супе» плавали два шарика, подозрительно напоминающие глаза, и конденсатор из ракетной установки, и сбежал.

В списке вещей, которые Трэну нельзя было доверять никогда, готовка стояла на первом месте, и именно ею Трэн был почти одержим.

Трэн верил в себя, и остановить его было невозможно.

Взрывы и пожары на кухне его не пугали.

Собственно, Арчи тоже, поэтому он не вмешивался, предпочитая отсидеться в безопасном месте. К тому же если «суп» сгорал, его не нужно было пробовать.

Обычно после сеанса готовки Трэн приходил к Арчи в каюту, зажимал его где-нибудь в углу кровати и делал вещи после которых орать из-за очередной испорченной кастрюли становилось как-то даже неприлично.

Тем более что Трэн предоставлял намного более приятные поводы поорать.

Арчи наслаждался перелетом и не ждал плохих новостей.

В результате плохих новостей оказалось целых две: во-первых, сраные монополисты из «Нексты» сделали свою вонючую операционную систему «гипер-плюс» системой по умолчанию аж для пяти космических секторов. И теперь любой транспортный корабль от мелкого челнока до корпоративного крейсера обязан был тоже установить гребаную «гипер-плюс», которая стоила как крыло от звездолета. Ну или остаться без права на посадку.

Второй плохой новостью стала заварушка на двух соседних планетах. Арчи даже не знал, что конкретно там не поделили, но ходили слухи о гражданском конфликте, который вполне мог докатиться и до Лессии-11.

По-хорошему, нужно было как можно скорее купить долбаную операционку, сдать груз, пока тот окончательно не протух, и свалить куда-нибудь в более безопасное место.

Денег на «гипер-плюс» не было.

Это понимали все, даже Трэн, который невозмутимо чистил бластер, напевал под нос и разве что не размахивал голографическим транспарантом «Я же говорил, Арчи».

В хранилище корабля еще валялись две управляющие платы для беспилотников и универсальный антиграв – и то, и другое можно было бы неплохо продать, но тут и начинался чертов порочный круг: чтобы купить операционку, нужно было спуститься на планету и продать хотя бы антиграв. Чтобы спуститься на планету, нужна была операционка.

Вариантов Арчи видел только три:

– В общем, мы или все скидываемся и наскребаем хотя бы на урезанную версию. Или Билли взламывает систему, и мы летим нелегалами на свой страх и риск.

О третьем варианте он старался не думать и не упоминать.

Билли отреагировал предсказуемо – сделал последнюю глубокую затяжку и со смаком показал Арчи средний палец:

– Голову себе взломай, дебил. «Некста» на этой херне миллиарды рубит. Это тебе не искин на заправке. И у нее нет урезанной версии.

– Значит, скидываемся.

– Предлагаю продать капитана на органы, – подала голос Рокси, улыбаясь. Так ласково она улыбалась обычно перед тем, как хорошенько кому-нибудь врезать. – Ничего личного, Арчи. Нам просто нужны деньги. Кто за?

Команда проявила редкое единодушие.

Билли поднял обе руки. Трэн одну, но, скорее всего, потому, что вторая была занята бластером.

– Очень смешно, – буркнул Арчи.

– Мы не можем продать его на органы, – невозмутимо сказал Трэн, все еще не опуская вниз руку. – Для этого нужно попасть на планету.

– Я тоже тебя люблю, Трэн, – ехидно ответил ему Арчи. – Не знаю, за что. Пользы от тебя никакой.

– Тебе просто нравится заниматься со мной сексом, Арчибальд, – невозмутимо ответил Трэн.

В другое время Арчи мог бы еще поспорить, кому из них больше нравилось и кто обычно прибегал первым, но это точно не решило бы проблему.

– А если мы скидываемся, по сколько там получается на каждого? – спросил Тэд, постукивая пальцами по столешнице. – В пересчете на наши по двадцать тысяч, да? Дохрена.

– Я уже все потратила, – пожала плечами Рокси. – Так что скидывайтесь без меня.

Билли равнодушно развел руками:

– У меня полторы тысячи.

Тед поднял руку:

– Могу дать три.

В общей сложности они наскребли пятьдесят тысяч вместо ста сорока.

Это означало, что выход у Арчи оставался всего один – тот самый третий, о котором он не хотел думать.

– Поздравляю, капитан, ты берешь кредит, – широко улыбнулась Рокси.

***

Арчи никогда не составлял список самых ненавистных ему вещей, но если бы он вдруг сел и всерьез этим занялся, кредиты вошли бы в топ-десять.
Он вообще терпеть не мог ходить должником, потому что обычно одалживали ему только конченые отморозки, от которых лучше было держаться подальше. По мнению стандартных галактических банков Арчибальд Вернески – капитан собственного корабля «H.O.U.P.» и со всех сторон крутой парень – был лицом неблагонадежным.

Арчи ненавидел долги. Ненавидел само чувство, что ты зависишь от какого-то говнюка, который рассматривает тебя, оценивает, будто товар, и подсчитывает, сколько с тебя можно содрать.

Ненавидел момент, когда открываешь интерактивное меню с калькулятором и не знаешь: хватит тебе на жратву или только на топливный ускоритель – самый дешевый, от которого корабль через два месяца придется тащить к ремонтникам, а там ушлые суки заставят тебя влезть в еще большие долги.

Ненавидел заполнять стандартный запрос в банки.

Арчибальд Вернески. Возраст, дата рождения, реквизиты удостоверяющего документа, кредитная история. И самое гадкое, от чего физически хотелось блевать – залог.

«Что вы готовы оставить в залог?»

В залог Арчи мог оставить либо себя, либо корабль. Других вариантов для банков не существовало.

И они все равно никогда не отвечали на запрос положительно.

С другой стороны, может, и к лучшему. Арчи не знал, что хуже – попасть на крючок к ним или к черным заемщикам: самодовольным ублюдкам с мертвыми глазами и паскудными хобби.

«Конечно, приятель, я дам тебе денег. Без вопросов, сочтемся».

Заемщики не задавали вопросов. Заемщики одалживали деньги под самоубийственный процент, превращая свободного человека в гребаного раба. Их даже убивать было бесполезно, эти суки никогда не кончались. Арчи иногда думал, что, может, их втихаря клонируют.

Когда остальные члены команды разошлись, он остался сидеть в рубке управления один – принялся раскладывать в воздухе голографические окна с профайлами банков и оттягивать неизбежное.

Во рту стоял гадкий привкус – горечь и безнадега, от которых Арчи уже успел отвыкнуть.

В общем-то, никакой драмы не случилось, да и кредит, если бы дельце с грузом выгорело и удалось продать антиграв, получилось бы погасить сразу. Это оставило бы экипаж «H.O.U.P.» по нулям, но не в минусе.

В лучшем случае.

«У меня дурное предчувствие», – сказал Трэн еще до начала этой авантюры.

Арчи задницей чуял, что так просто ему кредит выплатить не удастся. Что обязательно что-нибудь произойдет – в секторе случится какая-нибудь гражданская война или какая-нибудь революция, и что-нибудь сорвется.

Голографические банковские эмблемы мельтешили перед глазами.

Все банки сектора принадлежали компании «Некста» – суки из корпорации придумали отличную схему: заставим всех капитанов, которые хотят у нас летать, перейти на «гипер-плюс», а если у капитанов нет денег, пусть берут кредит в нашем банке. Даже кредитный план отдельный выделили: «капитанский гипер-плюс».

Арчи со злостью отмахнулся от голографического экрана и устало взъерошил волосы.

Дерьмо.

Трэн зашел в отсек абсолютно бесшумно, его даже шорох одежды не выдавал. Арчи его просто почувствовал.

Черт, он, похоже, действительно привык к инопланетнику.

– Ты долго принимаешь решение, – Трэн говорил ниже, чем обычно, выбрал более глубокий тембр голоса, и Арчи против воли почувствовал, что расслабляется. Хотя обычно его эта расовая особенность – способность имитировать любые звуки и говорить любым голосом – раздражала. Арчи все время требовал, чтобы Трэн держался хотя бы примерно в одном тембре, а Трэн не понимал, зачем, и периодически срывался на раздраженное шипение.

Он менял голоса так же, как Арчи менял одежду.

У Трэна был голос для деловых разговоров, для пения в душе, для вопросов о людях. И, разумеется, у него был отдельный голос для секса – низкий, хрипловатый и глубокий.

– Сложный выбор, Арчи? – в этот раз голос был скорее расслабляющий. По крайней мере делал он именно это – расслаблял и заставлял посмотреть на ситуацию проще.

– Да вот не знаю, чьим финансовым рабом стать, – Арчи широким жестом обвел открытые банковские профайлы и устало потер глаза. – Все такие привлекательные.

– Тебе больше идет быть сексуальным рабом, – иногда Трэн говорил так, что непонятно было, шутит он или всерьез.

– Скажи это сукам из кредитного отдела.

Трэн подошел ближе, положил руки Арчи на плечи и сжал.

Тот блаженно выдохнул, отпуская напряжение:

– Дерьмо. Эй, Трэн, думаешь, если я возьму кредит, мы сможем его сразу выплатить? В смысле, как только разберемся с ворками. Мне нихрена не нравится ситуация вокруг.

– Оплата за ворков не покроет сумму кредита плюс проценты.

– Можно еще продать антиграв. Ну, или платы от беспилотников, – Арчи прикрыл глаза и запрокинул голову назад.

– Если их купят.

Трэн был прав, разумеется, это-то и раздражало. В обычное время продать антиграв не составляло труда, но обстановка в секторе была беспокойная. Покупатель мог найтись сразу, а мог не найтись вообще.

– Дерьмо, – повторил Арчи.

Трэн запустил пальцы в его волосы, длинные когти легко царапнули кожу:

– Тебя это по-настоящему... – он помолчал, скорее всего, вспоминая правильное слово, но сказал почему-то на своем языке: – ксаш'ша? Делает несчастным?

– Я просто ненавижу всю эту херню с долгами. Знаешь, такое поганое чувство, как будто ты даже дышать начинаешь взаймы. Как будто у тебя, черт побери, отбирают право быть. Понимаешь?

– Нет.

– Тогда ты везучий сукин сын.

Трэн отпустил его и отошел на шаг назад. Сразу стало как-то холоднее и неуютнее.

– Если это проблема, Арчи, я могу ее решить. Мне потребуется пять часов. Возможно, еще сутки на планете. Я не уверен.

Арчи фыркнул и обернулся к нему:

– Трэн, приятель, спасибо за предложение, только не надо играть в героя. Ты отличный парень, но я точно знаю, что денег у тебя нет.

Иногда читать Трэна было легко, у того на морде все было написано, а иногда Арчи вообще его не понимал. Как, например, сейчас.

– Пять часов, Арчи. Иди спать, посмотри фильм, полетай на симуляторе. Я решу проблему.

***

Арчи действительно завалился спать. Разумеется, он не поверил Трэну, просто уцепился за отсрочку в пять часов.
Снилась какая-то хрень: взрывы, отрывистые военные приказы, орущие в коммутатор, выстрел из револьвера и акуларк с эмблемы «Нексты».

Навязчивый писк будильника разогнал сонную муть, и Арчи с трудом сел на кровати. Солнце било в лицо, и он не сразу понял, что это настоящее солнце, не голограмма – за иллюминатором простирался немного психоделичный пейзаж Лессии-11.

«H.O.U.P.» стояла в космопорту.

Арчи вывалился из каюты, на ходу застегивая штаны и пытаясь сообразить, что происходит.

В грузовом отсеке Тед руководил выгрузкой ящиков с ворками.

Быстрая проверка счета показала, что деньги за заказ уже перевели.

– Какого хрена? – сам у себя спросил Арчи, и подошел ближе.

– Проснулся, приятель? – Тед довольно жмурился и курил. – Трэн оплатил «гипер-плюс», и у Билли случился оргазм. Говорит, такой охрененной операционки на нашей малышке еще не стояло. Типа стоит каждого юнита.

– Откуда у Трэна деньги?

– Откуда я знаю? – Тед благодушно выпустил в воздух кольцо дыма. – Это не я кувыркаюсь с ним в койке.

Арчи показал ему средний палец и открыл голографический экран портативного навигатора. Судя по навигатору, Трэн уже был за пределами космопорта, где-то в городе.

Это дерьмо Арчи абсолютно не нравилось. Долги ему тоже не нравились, но, имея дело с заемщиками, он хотя бы точно знал, о чем идет речь – мог представить риски, спланировать выплаты.

– Он свалил час назад на байке, – сказал Тэд.

Арчи уцепился за эту мысль:

– На каком байке?

– На «блекере», вроде.

– Черт, он же не..?

В жизни Трэна байки и гонки на них были главной страстью. Он любил их больше, чем готовку, и больше, чем секс. Трэн боготворил свое железо, ухаживал за ним с упорством маньяка. Теперь, когда он жил на корабле, его коллекция насчитывала всего трех монстров, но каждый из которых стоил, как звездолет. Арчи никогда не рассматривал их как товар на продажу. Продать их означало бы продать самого Трэна.

Черт побери, нельзя было продавать своих.

«Блекер» был звездой коллекции – мощный, черный, огромный байк занимал изрядную часть транспортного отсека и будто красовался каждой своей металлической деталью. Он летал бесшумно, стремительно, только тихо урчал мотором под сиденьем – настоящая антарская кожа, а не какое-нибудь дешевое дерьмо.

Трэн ценил «блекер» больше, чем мог бы ценить своего ребенка.

«Но не больше, чем тебя», – шепнул предательский внутренний голос.

«Ради тебя он мог бы его продать».

Арчи чувствовал себя мудаком.

Трэн вернулся на такси.

***

Раньше Арчи не доводилось видеть на своем счету столько денег и все равно чувствовать себя так паршиво. Ворки действительно оказались прибыльным дельцем, но не все и не всегда измерялось в деньгах.
Арчибальд Вернески готов был в этом поклясться.

Трэн его избегал. Может быть, намеренно, может быть, просто не хотел в тот момент никого видеть, но сразу после возвращения он заперся в транспортном отсеке с двумя своими оставшимися байками.

Арчи его не трогал: во-первых, понятия не имел, как нужно утешать инопланетчиков в такой ситуации, а во-вторых, чувствовал себя виноватым.

Это он взял заказ на ворков, он облажался с операционкой, и вопреки вселенской справедливости, именно для него все сложилось удачно.

Решение пришло неожиданно легко. Арчи не мог вернуть Трэну «блекер», но мог бы купить новый байк. Попроще, конечно, но тоже из тех, что Трэну нравились.

У «H.O.U.P.» оставалось еще шестнадцать часов на планете, вполне достаточно, чтобы сделать заказ и дождаться доставки.

К выбору Арчи подошел серьезнее, чем мог бы подойти к покупке оружия, и в результате пришлось все-таки продать антиграв, чтобы хватило расплатиться. Хоть в чем-то ему повезло – антиграв забрали почти сразу.

Служба доставки привезла байк через три часа после оформления заказа: огромную коробку из сверхпрочного пластика опустили на пол грузового отсека, и от легкого нажатия на панель подтверждения стенки раскрылись.

Трэн как-то говорил Арчи, что у настоящих байков всегда есть душа – настоящий байк, по словам Трэна, не мог быть «оно». Только «он» или «она». У них была личность.

В общем-то, Арчи не спорил, тем более что «блекер» был откровенно «он» – самодовольный, немного мудаковатый, стремительный и сексапильный «он». О нем не получалось думать как о неодушевленном предмете.

«Скайлари», которую выбрал Арчи, оказалась поменьше, и ее черно-серебристая форма была более плавной, не такой агрессивной. «Скайлари» была девчонкой – мощной, классной и крутой.

Арчи увидел ее в каталоге и без труда представил, как Трэн оглаживает байк по сиденью и благоговейно шепчет «детка». Используя голос для секса.

То, что доктор прописал.

Арчи даже не было жалко денег. «Скайлари» стоила каждого заплаченного за нее юнита. Арчи хотелось подарить ее Трэну.

Трэн ее заслуживал.

Билли прокомментировал это так:

– Поздравляю, Вернески. Ты официально ебанулся от любви.

Билли всегда был неблагодарным сукиным сыном.

Арчи показал ему фак, повесил на «Скайлари» голографическую подарочную ленту и пошел искать Трэна.

Тот обнаружился в своей каюте, выходил из душа – должно быть, только недавно выбрался из транспортного отсека, потому что запах полироли не успел выветриться.

Арчи позволил себе полюбоваться дорожками, которые оставляли капли воды на влажной коже, а потом усмехнулся:

– Привет.

– Арчи? – Трэн вопреки всему не выглядел особенно расстроенным из-за продажи «блекера». Скорее, удивленным – Арчи нечасто приходил в его каюту сам. – В чем дело?

– Пришел тебя проведать, – Арчи прислонился к притолоке двери, скрестил руки на груди. – Сюрприз.

– Я заранее не одобряю.

Трэн всегда первым делом подозревал проблемы.

– Эй, зануда. Я еще ничего не сказал.

– Я абсолютно серьезен, Арчи. Что бы ты ни задумал, это плохая идея. Я знаю это выражение лица. Оно означает неприятности.

Арчи почувствовал, что против воли усмехается, и примирительно поднял руки:

– Ничего такого. Правда. У меня для тебя подарок.

– О, – Трэн недоуменно моргнул всеми четырьмя веками, с любопытством склонил голову набок, словно прикидывал что-то, и кивнул. – Хорошо, раздевайся.

Ладно, Арчи, никогда не тянул на романтика, но не настолько же:

– Эй, нормальный подарок. Одевайся и пошли, он в грузовом отсеке.

Трэн сделал несколько неуверенных шагов вперед и потянулся к одежде, когти едва заметно дернулись, прежде чем аккуратно подцепить ткань:

– Я читал про человеческие подарки.

Арчи широко улыбнулся.

– Ну, тогда ты знаешь, что тебя ждет.

– Пища, легкие наркотики и половые органы растений?

– Что?! – хотел бы он знать, что это было за чтиво.

Трэн задумался, как будто пытался вспомнить точное определение:

– Конфеты, вино и цветы?

Это, в общем-то, было почти парадоксально: в одну секунду Арчи смотрел на него и думал «вот же уродливая морда», а в другую Трэн делал какое-нибудь херню, после которой хотелось прижать его к корабельной перегородке и целовать, насколько хватит дыхания.

Капитан Арчибальд Вернески – с ног до головы крутой парень, – разумеется, не собирался делать ничего подобного, но желание периодически появлялось.

– Трэн, просто заткнись, и идем со мной.

В грузовом отсеке было темно – Арчи намеренно пригасил освещение, чтобы «Скайлари» смотрелась эффектнее.

И не зря: она стояла в самом центре, освещенная только голографическим светильником, и ее серебристые детали сияли.

Трэн замер, словно не мог поверить своим глазам.

– Классная, да? – Арчи подошел к ней, провел ладонью по широкому сиденью. Кожа казалась теплой, льнула к рукам, и чудилось, что байк вот-вот оживет сам и заурчит. – Это тебе.

– Мне?

Трэн сделал несколько неуверенных шагов вперед, словно не верил до конца в происходящее.

Он выглядел удивленно и почти растерянно, и, черт побери, это стоило любых денег.

Эффектным щелчком пальцев Арчи вызвал виртуальную дарственную на байк:

– Ну да. Приложи свою синюю лапу и забирай.

Кажется, Трэн еще ни разу не смотрел на него так:

– Спасибо, Арчи.

От касания когтистых пальцев дарственная мигнула и пропала.

Арчи пригасил свет вокруг еще немного и демонстративно прислонился к сиденью:

– Ну что, ковбой? Кого будешь любить первым? Меня или новую крошку?

Трэн благоговейно присел на корточки, потянулся к нитро-трубам, дотронулся до них самыми кончиками когтей:

– У нее шестикратное ускорение, да? И восьмицилиндровый разгоночный форсер?

Ладно, сказал себе Арчи. Ничего удивительного. С самого начала было понятно, что Трэн выберет байк.

Невысказанное «детка» висело в воздухе.

Следующие десять минут Арчи с тем же успехом мог быть невидимкой.

Трэн оглаживал байк, постукивал по нему когтями, открывал защитные панели, разглядывая начинку.

– Ну что, хороша? – спросил наконец Арчи, просто чтобы привлечь к себе внимание.

Трэн смотрел сквозь него счастливыми глазами фанатика:

– Она прекрасна. Это неожиданно и очень приятно, Арчи. Я благодарен.

Против воли, Арчи почувствовал смущение. Все-таки он не особо умел делать подарки:

– Да ладно. Я хотел поблагодарить тебя за то, что ты сделал для меня и ребят. Ты купил «грави-плюс», открыл нам двери в пять секторов и спас мою задницу. И я знаю, чего тебе это стоило. Я понимаю, эта крошка не заменит «блекер», но у нее свои плюсы.

Трэн моргнул, насторожился и недоуменно склонил голову:

– Зачем заменять «блекер»?

– Ну, ты ведь продал его, чтобы оплатить нам операционку.

Трэн нахмурился:

– Я не продавал «блекер», Арчибальд, почему ты так решил? Я отвез его в мастерскую на тюнинг. Его вернут через пять часов.

Что?

«Не продавал», «тюнинг» и «вернут» отдались в голове Арчи эхом и никак не складывались в цельную картину.

Он пытался соединить точки: вот Трэн каким-то образом покупает операционку (он ведь должен был предложить на продажу что-нибудь охрененно ценное, чтобы аванса хватило на «гипер-плюс»), вот уезжает на «блекере» и вот возвращается без него.

Просто и очевидно, как раз-два-три?

Не спятил же Трэн от горя?

Тот вовсе не выглядел сумасшедшим.

Он выглядел крайне довольным собой.

Крайне.

«Просто не думай об этом, – сказал себе Арчи. – Просто не думай, что спустил все свои деньги на четвертый байк в коллекцию этого мудака. Просто не думай. Никогда».

«Поздравляю, Вернески. Ты официально ебанулся», – сообщил ему внутренний голос. Звучал он в точности как Билли.

– Трэн, если ты не продавал байк, где ты взял деньги?

Тот пожал плечами:

– Я продал борщ, который сварил месяц назад.

– Борщ? Борщ, который уничтожил нашу кухню?

– Рецепт.

Реальность официально мутировала в какой-то дешевый сюрреализм.

Арчи сжал переносицу пальцами, надеясь, что это сделает ситуацию хоть немного нормальнее. Это не помогло:

– Ты продал рецепт этого дерьма? За триста тысяч юнитов?

– За пятьсот, – сам Трэн не видел в этом ничего странного. – Денег хватило еще на тюнинг для «блекера» и антиклиматический заслон к разведывательному вездеходу.

Арчи был близок к тому, чтобы отправить его в медицинский блок для проверки на психику:

– Пятьсот тысяч. За рецепт борща. Трэн, ты в своем уме? Какой идиот его купил?

– Кто-то из повстанцев с соседней планеты. Я не интересовался.

Иногда за эту невозмутимость Трэна искренне хотелось прибить.

– Зачем повстанцам твой борщ? – Арчи не кричал, хотя хотелось. – Он несъедобен. Черт, да перед тем, как кастрюля взорвалась, в нем растворился половник!

Арчи не понимал. Искренне не понимал, как так вышло.

Борщ. Вонючий, опасный, взрывчатый борщ! За пятьсот тысяч.

Пятьсот, мать их, тысяч юнитов.

Трэн улыбался, снисходительно и немного насмешливо, и хозяйским жестом поглаживал кожу на сиденье «Скайлари»:

– Но ведь в этом и смысл, Арчибальд. Мой борщ нельзя есть, зато он растворяет металл и взрывается.

Название: Униформа
Автор: meow-fix
Размер: драббл (738 слов)
Фандом: "Русская рулетка"
Пейринг/Персонажи: Арчи (человек) и Трэн (нирш'ари), Трэн/Арчи
Иллюстрация: Ссылка
Категория: слэш
Жанр: юмор, космический быт
Рейтинг: PG
Примечание: расовая особенность Трэна - имитировать любые голоса
Статус: закончено
Краткое содержание: Команда бравого экипажа космического корабля "Хоуп" заказывает себе новую униформу.

У Арчибальда Вернески было множество недостатков – он и сам это признавал во время редких, часто связанных с обильным употреблением алкоголя приступов самоуничижения. Порой он бывал жадным, иногда небрежным или слишком упрямым. Но в целом, особенно если сравнивать с конченными отморозками и маньяками, совсем неплохим парнем.
Он не заслуживал такую жизнь и такую команду.
В отдельности Арчи не заслуживал Билли, и еще обиднее становилось от того, что это мнение они разделяли. Билли тоже считал, что Арчи его не заслуживает, постоянно рассказывал всем, кто недостаточно быстро бегал, про свою гениальность механика – в общем проявлял неблагодарность как мог.
А мог он по-разному: особенно, когда злился.
Справедливости ради, в этот раз повод у Билли был: он два месяца просил купить ему чертовы трансформаторные переходники для связь-блока, и когда появились деньги, Арчи вместо переходников купил Трэну куртку в подарок. На самом деле про переходники он просто забыл, а куртка Трэну была нужна – предыдущая сгинула во время последней заварушки с не вполне легальным грузом, когда Трэн защищал Арчи.
Спас ему жизнь, между прочим. Благодарность за спасение жизни ведь была важнее каких-то там переходников?
Билли так не считал. Билли честно объяснил, где он видел и Арчи, и его жизнь, и Трэна с курткой. И что, когда старые переходники откажут, вся команда окажется в глобальной, необъятной как космическая дыра, жопе.
Так, в общем-то и получилось. Хорошо хоть дотянули до ближайшей ремонтной станции.
На Арчи злились все – и Рокси, и Тэд, и даже Трэн, которому злость, впрочем, не мешала носить подаренную куртку. Но мстить взялся только Билли.
На той же ремонтной станции он заказал футболки для всей команды с логотипом «Хоуп».
«Капитан» - было написано на той, которую отдали Арчи.
«Я работаю на мудака» - красовалось на остальных.
Была еще отдельная футболка для Трэна с надписью: «Сосу за куртку», но Трэн, получив ее, улыбнулся Билли, демонстрируя зубы и ласковым, грудным голосом, который использовал на той неделе, сказал:
- Ты неправ, Билли. Я делаю это бесплатно.
Зубы Трэна, видимо, впечатляли Билли больше, чем капитанский авторитет Арчи, потому что Трэну футболку заменили на стандартную, с «мудаком», а Арчи сказали носить, что дали и не выпендриваться. Раз теперь из-за поломки приходилось экономить, и на футболки ушли последние деньги – почти все, что оставалось после ремонта и полной заправки топливом.
И это само по себе многое говорило о жизни крутого парня Арчибальда Вернески – раз его собственная команда тратила последние деньги, чтобы в футболках объявить, что их капитан – мудак.
Наверное, где-то он в этой жизни свернул не туда.
Сидя на капитанском мостике и меланхолично глядя на тлеющую в пальцах механической руки сигарету, он думал именно об этом, и самому себе казался брутальным, циничным мужиком. Бравым космопроходцем, из тех, кого так любят показывать во всяких дешевых сериалах вроде «Мести капитана».
Но посидеть в одиночестве ему не дали – дверь отворилась, пропуская на мостик высокую фигуру. Новая куртка подчеркивала широкий разворот плеч. Грудные мышцы натягивали футболку.
- Привет, Арчи, - Трэн подошел ближе. Он двигался легко, с той затаенной силой, на которую было способно только тело в идеальном состоянии, и которая постоянно вызывала у Арчи противоречивую смесь из зависти и похоти. – Дуешься.
Трэн был страшной инопланетной тварью, с клыками и когтями. И при этом, даже когда он бесил, он умудрялся выглядеть красивой страшной тварью.
- Брутально курю перед иллюминатором, - ответил ему Арчи, и демонстративно почесал голый живот. Носить футболку с капитаном он отказывался. Это был вопрос принципа.
Трэн присел на край стола, легко провел кончиком когтя по бедру Арчи:
- Дуешься. Тебе не хватает эндорфинов в крови. Я могу помочь.
О да, в этом Трэн всегда рвался помочь. А в другом от него помощи было не дождаться.
Нет бы убедить команду снять дурацкие футболки.
Предатель.
- Обойдусь, - просто назло ответил ему Арчи, хотя вообще-то врал. Он держал Трэна подальше от своей спальни уже неделю, и эта неделя показала, что после всего пережитого одной рукой обойтись было сложно.
И даже двумя, если уж не врать себе.
Тем не менее, принципы оставались принципами, и нарушать их Арчи не собирался.
Трэн смотрел на него озадаченно и заинтересованно:
- Арчи, ты… зачем-то наказываешь себя? Не нужно. Ты, конечно, забыл про трансформаторы, но это могло случиться с любым представителем твоей расы.
Вот же ублюдок высокомерный.
- Я не наказываю себя. Ты просто меня бесишь. И футболка твоя тоже. Все ваши футболки меня бесят.
Грудные мышцы Трэна натягивали ткань и слегка деформировали «мудака». Арчи поймал себя на том, что залип на букву а.
Трэн улыбнулся, подался ближе:
- Подумай о приятном. По крайней мере, мою ты можешь с меня снять.

@темы: ксеновафли, "русская рулетка"

URL
Комментарии
2017-06-29 в 13:39 

Зуб@стик
Приключения хороши и на севере, и на юге. (с)
Мой борщ нельзя есть, зато он растворяет металл и взрывается.

это надо в цитатник!!!!

2017-06-30 в 15:22 

NekoByaka
В женщине всегда борются две сущности: кошки, которая хочет гулять сама по себе, и собаки, которой нужен хозяин.
Я балдею :lol::five: Вот бы мне такой борщец изобрести! :gigi:

2017-07-13 в 11:25 

kiks77
Вся власть мира в глазах.Иногда от них больше пользы, чем от их хозяев
прочитала и пересмотрела всё,по данному тэгу. на некоторых артах краснела как юнная девственница,подглядывающая за суровыми ммужиками)))спасибище огроменное за такую работу и кучу позитива!!!)

2017-07-13 в 13:45 

Lurelin
Follow me if you want to come. ©
kiks77, и вам большое спасибище за теплые слова :heart: Очень приятно, что ребята и их история вам приглянулись с:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

out of space

главная